В центре внимания:

Авиакатастрофа в Иране: признает ли Путин сбитие рейса MH17 над Донбассом

Авиакатастрофа в Иране: признает ли Путин сбитие рейса MH17 над Донбассом

Признание официальных властей Ирана в том, что украинский Boeing сбит силами противовоздушной обороны Корпуса стражей исламской революции, и готовность выплатить компенсацию семьям жертв авиакатастрофы существенно облегчило Украине, Канаде и другим заинтересованным сторонам задачу по доказательству вины Тегерана.

Буквально за несколько дней мировому сообществу удалось сделать то, что Путин не может сделать уже пять лет в отношении другого схожего преступления – авиакатастрофы малайзийского Boeing над Донбассом.

В эти дни семьи жертв преступления Кремля, очевидно, проводят параллели. Но дождется ли мир признания вины от Владимира Путина?

Об этом сообщает Орбита-Львов ссылаясь на издание «Сегодня«.

МН17. Виновные названы, вина не признана

Напомним, крупнейшая на постсоветском пространстве авиакатастрофа произошла 17 июля 2014 года. Самолет Boeing-777, рейс МН17, был сбит в районе оккупированного Тореза выстрелом из ЗРК «Бук», который входит в состав 53-й ракетной бригады (Курск, Россия). Погибли все пребывавшие на борту 298 пассажиров и членов экипажа. В мае 2018 года Международная следственная группа подтвердила, что самолет был сбит из российского «Бука». Тогда же Нидерланды и Австралия официально обвинили Россию в катастрофе.

На протяжении всех этих лет представители разных государств и международных структур требовали от РФ признать свою вину. Однако Москва все это время занимала неизменную позицию, отрицая свою вину. Даже в ответ на обнародование Международной следственной группой бесспорных доказательств причастности России к катастрофе МИД РФ заявил, что выводы следователей являются «сомнительными», а доказательства «подогнанными под одну версию».

При этом в закрытом режиме Москва начала консультации с Нидерландами и Австралией относительно сбитого Boeing.

«Иран выглядит лучше России»

Катастрофа украинского самолета в Иране, ввиду определенной схожести, вызвала прямые параллели с трагедией случившейся в 2014 году.

«Нужно сказать, что Иран в этой ситуации поступил нормально. Если, конечно, вообще можно применить здесь это слово. Да, они придержали на несколько дней информацию. Но при этом не чинили препятствий приезду украинских и иностранных экспертов, оказали определенное содействие. То есть даже в этом вопросе иранские власти показали себя лучше российских. Даже иранские – хотя у мирового сообщества много вопросов к иранскому режиму», – говорит политолог, руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

По его словам, в практике подобных авиакатастроф, как правило, государство, по вине которого катастрофа случилось, старается де-факто или де-юре признать свою вину. Выплачивает компенсации, делает кадровые «жесты», просит прощения у родственников погибших. Так в свое время поступила украинская власть после катастрофы Ту-154 над Черным морем. Так же поступает сегодня Иран.

«Единственный пример за последнее время, который идет вразрез с этой практикой, – это Россия. Которая, несмотря на наличие очень аргументированных доказательств, что именно из российского «Бука» российским боевым расчетом произведен выстрел по малайзийскому Boeing, упрямо не признает этого факта. Я думаю, что сегодня, когда уже есть выводы следственной группы, когда международное сообщество и политически, и юридически пришло к пониманию, что виновна Россия, не признавать этого факта – это чрезвычайный цинизм», – говорит эксперт.

Россия не признается. Но пути отступления готовит

Шансов на то, что Путин даже под давлением неоспоримых фактов и международного мнения последует примеру Хаменеи, очень мало, считают эксперты.

«На данный момент я сомневаюсь, что Россия признает свою вину. Хотя, когда факты и доказательства начнут «давить» – а убедительных доказательств собрано достаточно много, – Москве тактически может быть выгодно признать свою вину. К примеру, для примирения с Западом. Тогда возможно заявление о непреднамеренном ударе, наказание каких-то стрелочников. Но не нужно забывать важный момент: признав свою вину, Россия тем самым признает свое присутствие на Донбассе. По этой причине как раз такое признание маловероятно», – говорит Владимир Фесенко.

При этом Москва на всякий случай все же готовит пути для такого признания.

«Если вдруг так будут складываться обстоятельства, что для примирения с Западом нужен будет жест, думаю, Кремль предложит какие-то формы, которые могут удовлетворить Запад и семьи пострадавших. К примеру, что виновна война, добровольцы, что Россия ни при чем. И, кстати, в этом контексте я бы обратил внимание на слова Путина на итоговой пресс-конференции в конце прошлого года. В ответ на вопрос украинского журналиста, как на Донбассе оказалось российское оружие, Путин заявил, что, возможно, они (т.н. «ДНР» и «ЛНР») получили его от симпатизирующих им государств. То есть где-то купили или просто получили. В общем, акцентировал, что это уже оружие не иностранное, то есть российское, а принадлежащее сепаратистам. Теоретически в такой логике (если ее изберет Путин) может разворачиваться и история с Буком и сбитым из него малайзийским Boeing. И, возможно, такой ответ при определенных обстоятельствах устроит Запад», – отмечает Владимир Фесенко.

Напомним, ранее мы писали, о том, что у Путина нашли способ шантажировать Беларусь из-за отказа от российской нефти.

Источник

Читайте также
Пошарити у ВК Пошарити у Facebook Пошарити у Twitter Пошарити у ЖЖ Пошарити у ММ Пошарити у Однокласниках

16.01.2020 12:34 | Ольга Рубайло

Поиск:

Поиск
Последние новости города и общества
Орбита Львов в VK
Орбита Львов в Facebook
Орбита Львов в Твиттере
Орбита Львов в Google+
Все права защищены © 2001-2020 Орбита Львов
| XML | RSS
Любое копирование материалов с сайта orbita-lviv.com без ссылки на источник запрещается.