В центре внимания:

Если Порошенко прочитает это интервью, он расстроится — известный политтехнолог

Если Порошенко прочитает это интервью, он расстроится — известный политтехнолог

В первой части интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ известный украинский политтехнолог Сергей Гайдай проанализировал предвыборные стратегии реальных и вероятных кандидатов в президенты Украины — Юлии Тимошенко, Анатолия Гриценко, Святослава Вакарчука, Владимира Зеленского и Андрея Садового. Каждый кандидат оценивался по критериям «чистого политика», то есть человека, который занимается исключительно политикой, поставив своей целью переустройство мира и страны.

Во второй части интервью настала очередь действующего президента. Сергей Гайдай рассказывает, в какой из церквей УПЦ Московского патриархата у Петра Порошенко был духовник, поясняет, почему, по его мнению, главу государства нельзя назвать мудрым политиком и по какой причине Порошенко, потеряв власть, подобно Виктору Януковичу не побежит в Ростов.

— Настала очередь Порошенко, у которого есть и газеты, и каналы, и заводы, и пароходы, и жажда власти…

— И единственная цель в политике – приумножение капиталов и защита активов. В условиях сословной коррупции, когда государство воспринимается как кормовая база. Главное — попасть в «сословие», а затем заняться промыслом (не от слова промышленность, а от слова промышлять).

Вот ты — промысловик, тебе дают кусок леса, вся пушнина в нем – твоя, добывай, вот гора, вся медь в ней — твоя, добывай! А кто такие граждане в подобной стране? Подданные, стоящие на нижних ступеньках, которым правитель иногда что-то кидает с барского стола.

И самое важное для меня: у политика и президента Петра Порошенко нет цели построить новую страну — страну общественной собственности и общественного соуправления собственным имуществом. Страну закона для всех, без олигархов и монополий. Страну свободной экономики и налогового рая, будущего мирового лидера.

Для него Украина — это большая плантация. А все мы — расходный гумус на этой плантации.

Я не считаю Порошенко “чистым политиком”, я даже не считаю его бизнесменом. Потому что настоящие бизнесмены, такие как Маск, Брэнсон, зарабатывают на свободном рынке, а не в созданных “под себя” монополиях.

— Общество остро реагирует на неудачи, невыполненные обещания президента. Но ведь в 2014 году его фигура выглядела абсолютно приемлемой, даже со всеми скидками на украинские особенности. Двадцать лет в политике: нардеп от СДПУ (о) Медведчука, один из создателей Партии регионов, один из руководителей кампании «Нашей Украины», один из лидеров Оранжевой революции, секретарь СНБО при Ющенко, дважды министр, в том числе при Януковиче. Бизнес-империя Порошенко все разрасталась и казалась незыблемой. Тогда, в 2014-м, люди говорили: «Значит, найдет ко всем подход, возможно, это мудрый человек, раз умеет всегда держаться власти!»

— Для меня мудрость в политике — это нечто иное. Скорее Порошенко – человек адаптивный, тот, кто умеет использовать любую ситуацию.

Несколько лет назад в Украине разрабатывали образы украинца и украинки для брендирования страны. Их назвали Гарнюня и Спрытко. У меня был спор с коллегами, я возражал против Спрытко, доказывая, что это неправильная русская калька. Разработчики имели в виду, что «сприткий» — это быстрый. Но это украинское слово имеет скорее негативный контекст. «Спритним» в народе называют того, кто быстрее всех сориентировался, чтобы урвать свой кусок, по-русски это «шустрый», “шустрик”.

Так вот, я не нахожу в Петре Алексеевиче политической мудрости, а вот то, что он «спритний» – это однозначно. Стратегического мышления я в нем не вижу, а тактик он прекрасный, «здесь и сейчас» принимает наиболее выгодное решение.

— Петр Порошенко инициировал передачу Андреевской церкви в центре Киева в постоянное пользование Вселенскому патриархату. Выглядит довольно ярко: шедевром Растрелли, возведенным по приказу императрицы Елизаветы, по-царски одарить политического союзника. Неожиданный ход?

— У меня атеистическое мышление, я не эксперт в религиозных вопросах. Но я убежден, что деятельность Московского патриархата в Украине надо прекращать; все, что вредно московским попам – полезно нам. Нужна для этого автокефалия – прекрасно, если Порошенко приложил усилия, чтобы этого достичь – я это приветствую. Стоит ли Андреевскую церковь отдавать Вселенскому патриарху? Если храм останется открытым для людей и это поможет получить автокефалию, я – за!

И вряд ли это царский поступок, скорее это элемент политики. Ведь утверждение Украинской церкви – это не основная деятельность президента Порошенко, это – политическое прикрытие, способ оставаться на плаву. Но я не могу выступать против этого. Пусть будет так: с плохой овцы хоть шерсти клок.

— Автокефалия добавит ему популярности?

— Я считаю эту кампанию эффективной, она дает аргументы тем, кто склонен голосовать за Порошенко. Для меня же это не аргументы. Я смотрю дальше. Когда-то мы купили «быстрое окончание войны», солдатскую зарплату тысяча долларов в день, обещания избавиться от активов… и, да, что доллар будет по десять гривен. Вот теперь продается автокефалия. Вопрос – купим ли мы сейчас это?

— Билборды «Віра! Мова! Армія!» — это хорошая реклама?

— Дискутировать с тезисами «армия, вера, язык» — дело проигрышное. Кто выступит против рідної мови, единой поместной церкви, а тем более против сильной армии? Но это не программа нового президента, это тезисы кампании для избирателей.

У Порошенко хотя бы есть какое-то право на лозунг про армию, он все-таки главнокомандующий, никто из конкурентов не имеет такой возможности — это хорошая идея его политтехнологов.

Про мову — это самый слабый тезис, я особых усилий Порошенко в популяризации и защите украинского языка не усматриваю. Были политики, нардепы, которые пробивали законы; активисты, воевавшие за украинский. А Петр Алексеевич как всегда приехал «перерезать ленточку».

И такой момент — о «вере». Я точно знаю, что Петр Порошенко был прихожанином Московского патриархата. У него долгое время был духовник в Свято-Троицком Ионинском монастыре (в Киеве, — НП). Вот теперь интересно: Порошенко остался прихожанином Ионинского монастыря или сменил приход? Кто теперь его духовник? Вот это — загадки, и ни один журналист об этом пока президента не спросил.

— Что скажете о телевизионном PR президента? Постоянное открытие мостиков, нескольких километров новой дороги, отремонтированных детских садиков и фельдшерских пунктов – это людей не раздражает?

— Это обыкновенная советская привычка партийного деятеля.

— Эта политика эффективна?

— Для определенного избирателя безусловно. Вы ждете, что жить станет лучше, но для вас — все по-прежнему. Но с телеэкранов каждый день твердят про успехи, победы, президент режет ленточки… И человек начинает думать: “Это у меня персонального улучшения нет, а где-то жизнь кипит: открыли дорогу, мост, детский садик!”

Здесь интересен такой аспект: у нас крупные проекты, монополии работают на Порошенко и его бизнес-партнеров, люди президента контролируют Нацбанк, устанавливают тарифы.

Но когда у людей возникают вопросы о тяжелом экономическом положении Украины, мы слышим ответ с Банковой. «Подождите-подождите: это к премьеру! Это к Верховной Раде, это не мои полномочия, — говорит президент. — Мои полномочия — это дипломатия, смотрите, как нас все в мире поддерживают! Мои полномочия — это армия! Посмотрите, какой прекрасный у нас парад, как восстала из пепла наша армия! Вот это мои полномочия!”

Но вот отремонтировали дорогу, детский садик (в чем нет никакой заслуги президента), а он тут как тут!

— Спрыткый?

— Спрыткый! Это называется лукавство или политика двойных стандартов.

— Никто не хочет расставаться с властью. Некоторые соседи, Владимир Путин, Александр Лукашенко, создали модели, при которых можно и не расставаться… На что Порошенко может пойти, если поймет: власть уходит из рук?

— Мне удалось видеть Порошенко вблизи. И у меня есть опасения, что, в отличие от Януковича, он куда более решительный человек. И куда более беспредельный. Думаю, он пойдет на любые средства, чтобы власть сохранить.

Я общался с Андреем Петровичем Клюевым, он в ту пору был первым вице-премьер-министром в правительстве Азарова. Клюев готовил документы для подписания ассоциации с Евросоюзом, а мы его консультировали по PR-вопросам. Разговорились, в конце концов, и остались в памяти его аргументы: почему в Украине политики так жестко борются за власть?

Мысли Клюева были такими: «Жили бы мы в демократической стране, мне бы эта власть была не нужна! Я бы отработал свой срок и передал полномочия, тем, кто нас победил. В Украине — не так, как только мы потеряем власть, нас просто убьют и заберут все, что у нас есть!»

Знаете – эта формула до сих пор работает для всех, кто у власти.

Как только Порошенко потеряет власть, пришедшие за ним начнут разбираться со всеми его схемами, капиталами, активами. Власть — вопрос жизни и смерти, особенно когда этот вопрос стоит перед человеком решительным, входящим в кураж, когда речь идет о борьбе!

Янукович оказался человеком несмелым (не зря же он упал в обморок от попадания яйцом). Порошенко – не Янукович, мертвой хваткой будет держаться за власть, так просто не отдаст.

Не хочу даже говорить о том, на что он способен…

— Сергей, два года назад вы говорили: “Сейчас (по сравнению со временем президентства Ющенко) ситуация поменялась, у меня куда более тревожные чувства. Пишу сейчас что-то против Порошенко, а мне приходят такие сигналы: «Ты знаешь, в Администрации президента это читают, ты там — в черном списке. На телеканалах есть списки людей, которых ни в коем случае нельзя звать на эфиры, ты в эти списки входишь! Потому что ты — зрадофил, критикан власти, и вообще — будь осторожнее!» Сейчас это чувство усилилось?

— Есть телеканалы, куда меня запрещено приглашать. Если меня туда случайно позвали, журналисты получают выговор. С другой стороны, есть каналы, которые постоянно зовут, но мне туда не хочется ходить. Кстати, следует контролировать свое присутствие на эфирах; когда тебя чересчур много, то из политтехнолога превращаешься в политического комментатора.

Нахожусь ли я в черном списке? Да, нахожусь, мне передают, что Петр Алексеевич недоволен тем, что я пишу и говорю. Если он прочитает это интервью, он, безусловно, расстроится, тем более у него готовы объяснения: «Гайдай работает на врагов Порошенко, получает за это деньги!» Боюсь ли я? Скорее всего, у Петра Алексеевича большой список врагов куда более опасных, чем Сергей Гайдай!

Беседовал Ярослав Гребенюк

Источник

Читайте также
Пошарити у ВК Пошарити у Facebook Пошарити у Twitter Пошарити у ЖЖ Пошарити у ММ Пошарити у Однокласниках

30.10.2018 14:08 | Ольга Рубайло

Поиск:

Поиск
Последние новости города и общества
Орбита Львов в VK
Орбита Львов в Facebook
Орбита Львов в Твиттере
Орбита Львов в Google+
Все права защищены © 2001-2018 Орбита Львов
Любое копирование материалов с сайта orbita-lviv.com без ссылки на источник запрещается.