В центре внимания:

Как понять, что ваш банк скоро обанкротится: пять признаков

Как понять, что ваш банк скоро обанкротится: пять признаков

Банки могут терпеть крах на фоне кризиса в любой стране, только в некоторых финансовые учреждения страдают чаще всего. К таким странам относится и Украина.

Специалист по продаже активов неплатежеспособных банков, инвестиционный брокер Денис Дроздов в блоге для НВ пишет, что тревожные признаки надвигающегося краха можно заметить задолго до задержек с выплатами по депозитам или сообщений НБУ о ликвидации.

Эксперт перечисляет пять признаков, которые должны насторожить вкладчика: «Каждый из них может и должен навести клиентов банка на размышления о том, что у него не все в порядке».

Первый этап: покупка другого банка на грани ликвидации. Представим банк N. Формально у него все хорошо, в новостях не светится. До того момента, пока он не покупает банк, который еще не де-юре, но уже де-факто банкрот. То есть это такой себе мыльный пузырь, только с долгами внутри, иногда на несколько миллиардов гривен. Покупает, как правило, за копейки. Буквально. Например, так в 2012 году Дельта Банк, ликвидацию которого должны завершить как раз в этом октябре, за $1 купил Кредитпромбанк.

Говорят, чаще всего такая сделка — предмет неформальных договоренностей банка с НБУ или Фондом гарантирования вкладов. Скажем, банку нужно получить какое-то разрешение, например, на выдачу заемщику крупного кредита. И он его получает — взамен на такую «услугу», чтобы очередной банк не ушел в ликвидацию. Потому что каждая ликвидация для Нацбанка и ФГВФЛ — большая головная боль и расходы.

Информация о покупке банком другого банка всегда есть в прессе и на сайте НБУ. И можно не сомневаться, что речь именно о подобной сделке. В Украине в принципе отсутствует «рынок банков». Если банк стабильный и прибыльный, его не продают. Если у кого-то есть деньги на такое приобретение, он предпочтет открыть банк с нуля и построить там все по-своему. «Вторичка» может быть только в том случае, если банк вот-вот обанкротится. Не от хорошей жизни продают банки и международным группам — просто у тех есть средства на покупки, и чаще всего нет желания разбираться с нашими законами. В таком случае это становится самым простым путем «завести» представительство своего банка в Украину.

Второй этап: банк начинает скупать кредитные портфели у других банков — действующих или в стадии ликвидации. Это может быть тысяча, две, три, десять тысяч кредитов и наличных, и под залог чего-то, и ипотечных, и карточных. Кроме того, что это кредиты, у них есть еще одна общая черта — они невозвратные. Невозвратными они могут быть по тысяче причин: заемщик выиграл суд и может не отдавать долг, по ним идут суды без особых перспектив для банка, заемщик признал себя банкротом, пропал или даже умер.Главное здесь то, что кредитные портфели покупают только для увеличения, а точнее, раздутия баланса. Например, банк за $1 млн покупает портфель кредитов на $5 млн. В таком случае, по внутренней статистике банков, из этих 5 млн реально вернуть максимум $100 тыс. Но банк все эти 5 млн записывает себе на баланс.

Итого по документам у него баланс увеличивается на $5 млн, что позволяет ему выдавать больше кредитов, тоже невозвратных. Как показывает практика, обычно таким образом собственники пытаются вывести побольше денег из банка до ликвидации.

Отслеживать сделки по купле-продаже кредитных портфелей можно на Prozorro. Продажи, вся информация о торгах в открытом доступе. Там будет и продавец, и покупатель, и договор купли-продажи как подтверждение того, что сделка состоялась. Делать это не очень удобно, поскольку поиск работает только по продавцу. Но если задаться целью — вполне возможно. Знают о таких сделках также инвестиционные брокеры, финансовые консультанты и другие специалисты в сфере инвестиционного и банковского консалтинга.

Третий этап: размывание акций. Этот этап опциональный. Он бывает, если собственники банка не хотят пятнать свою репутацию. Представим банк, в руководстве которого есть два партнера-кита. У них, скажем, по 45% акций, и есть еще два-три человека, у которых суммарно 10% акций. Дальше есть два варианта. Первый: партнеры добирают в акционеры еще каких-то людей. Второй: свои проценты акций переводят на тех, у кого было 10%. Цель здесь — чтобы по итогу у «китов» вместе было меньше 51% акций, и формально они не могли принимать решения без других акционеров.

Делают это путем дополнительного выпуска акций. Например, раньше эквивалентом доли в 1% был один 1 млн акций, а когда допечатали еще 10 млн бумаг, таким эквивалентом становятся уже 2 млн акций. «Киты» в таком случае не докупают акции, а их процентная доля уменьшается. Акции могут перейти этим партнерам с 10% или совсем новому, которого введут специально под эту историю. Они, кстати, могут и не знать, что происходит — тут уже зависит от «китов». Еще этот способ используют, чтобы отжать бизнес, но здесь не тот случай. Такая информация редко попадает в прессу, так что рассказать об этих событиях могут только те же брокеры и финансовые консультанты.

Четвертый этап: рефинансирование. В 90% случаев рефинасирование запрашивают у НБУ, в оставшихся 10% — у госбанков. По сути, рефинансирование — это когда сам банк берет кредит. Только речь о суммах крупнее, а процентах, наоборот, меньше.

Например, в банк пришел собственник крупной агрокомпании и говорит: хочу экспортировать за границу подсолнечное масло, мне нужен завод, склады и т. д. И на все это ему нужно $10 млн. Банк считает, что заемщик надежный, можно выдать — но на счету есть только $1 млн. Тогда руководство обращается в НБУ и запрашивает рефинанс в $10 млн.

Потом, как и заемщик, банк сначала отдает эти 10 миллионов долга НБУ, то есть «тело» кредита, а потом еще процент — обычно это 3% годовых. Тем временем заемщик отдает те же $10 млн, только годовая процентная ставка у него 10−11%. Вот эту разницу между процентными ставками банк и забирает себе. Таким образом он и кредит смог выдать, и отдать долг НБУ, и заработать.

Сам по себе рефинанс — вполне нормальная практика. Насторожить должна крупная сумма запрошенного займа: не $1−2 млн, а $80−100 млн. Именно во втором случае его чаще всего и не возвращают. Вроде как — нам кредит заемщик не вернул, вот и мы не можем.

Руководство может это делать с расчетом на то, что они смогут вернуть займ. Но может и сразу с прицелом на то, чтобы как можно больше вывести денег до банкротства — если у банка начались серьезные проблемы и хотят выйти из бизнеса с минимальными потерями.

Пятый этап: реструктуризация рефинанса. Банк может упасть еще на этапе невозврата рефинанса. Но может и запросить реструктуризацию на какой-то срок и опять-таки не выполнить ее и тогда уже объявить себя банкротом. Реструктуризацию запрашивают примерно в 30% случаев.

Параллельно, начиная со второго этапа, банк может начать распродавать активы — землю, недвижимость, ценные бумаги. Если вы о таком узнаете, это должно стать дополнительным тревожным звоночком. Правда узнать это будет еще сложнее, чем в случае с куплей-продажей кредитных портфелей, поскольку действующие банки не обязаны продавать свои активы на аукционах. Но, опять-таки, специалисты, которые занимаются консалтингом в этой сфере, всегда знают о подобных сделках.

Хотите читать новости в другом формате?
Подписывайтесь на телеграмм-канал Орбита-Львов
Подписаться можно ЗДЕСЬ

Источник

Читайте также
Пошарити у ВК Пошарити у Facebook Пошарити у Twitter Пошарити у ЖЖ Пошарити у ММ Пошарити у Однокласниках

19.10.2020 11:55 | Ольга Рубайло

Поиск:

Поиск
Последние новости города и общества
Орбита Львов в VK
Орбита Львов в Facebook
Орбита Львов в Твиттере
Орбита Львов в Google+
Все права защищены © 2001-2020 Орбита Львов
| XML | RSS
Любое копирование материалов с сайта orbita-lviv.com без ссылки на источник запрещается.