В центре внимания:

Россия разваливается, сейчас мы видим второй этап — известный политолог

Россия разваливается, сейчас мы видим второй этап — известный политолог

О том, как Кремль укрепляет свои позиции на Северном Кавказе, зачем там создаются искусственные конфликты и на каком этапе сейчас находится развал России, в интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказал известный израильский политолог и раввин Авраам Шмулевич.

— На Северном Кавказе произошли различные, но неординарные события – столкновение и митинги в Кабардино-Балкарии, митинги в Ингушетии после обмена землями с Чечней. Что, на Ваш взгляд, происходит в регионе?

— Это имперская политика «разделяй и властвуй». Сейчас срабатывают давно заложенные имперским центром «мины» замедленного действия. Вся Россия, современная уж точно, управляется посредством управляемых конфликтов. Кремль создает напряжение между различными национальными или общественными группами, чтобы потом выступать модератором. Потому что иного оправдания той гиперцентрализации, которая сегодня де-факто есть в РФ, быть не может. Экономически она невыгодна, политически тоже не ясно, зачем нужен начальник за 2000 км в Москве, чтобы он определял, как жить. Какое может быть оправдание имперского центра? Только модерация конфликтов, которые он сам же и создает. Когда ситуация хуже – градус напряжения поднимается, когда лучше – вожжи можно ослабить.

В Советском Союзе была странная градация: народы и народности. Некоторые удостаивались титульных республик, некоторые – автономных республик, дальше – автономная область или автономный район. Почему одни народы — народы, а другие – народности, это понять сложно.

Россия – это колониальная империя. Многие империи старались управлять руками покоренных народов. Скажем, англичане для подавления волнений в одном регионе Индии присылали войска из другого региона. Но русские довели это до совершенства: титульные народы становились колонизаторами для более низких по статусу народов в таких «коммунальных » образованиях. Похожее было и в Австро-Венгрии, где поляки были выше украинцев.

В советское время колониализм проецировался на союзные республики: в Украине Крым тоже был колонией, в Узбекистане – каракалпаки, в Грузии – южные осетины и абхазы. Это такой ступенчатый колониализм в виде матрешки. Часто национальные элиты формировались по принципу национальных квот. В России эта система сохранилась. Это успешный механизм для метрополии, потому что к ней апеллируют местные элиты, которые в руках держат свои рычаги управления. И национальные элиты не могут между собой договориться, конкурируют не за то, чтобы освободиться от империи, а чтобы получить расположение центра. На это накладываются и земельные конфликты, на Северном Кавказе эта проблема стоит довольно остро. Градус национального напряжения всегда есть, в нужный момент это тление можно поджечь, что и произошло.

— В чем суть конфликта в Кабардино-Балкарии?

— Кабардино-Балкария, как и Карачаево-Черкесия, это «коммунальная» республика. Это когда в одну республику подсадили разные народы: кабардинцы – это черкесы, а карачаево-балкарцы – тюрки. Карачаево-балкарцы — это один народ, который разделили на два и подселили их к черкесам, а черкесов разделили на четыре народа. Принцип «разделяй и властвуй», который использовал СССР и теперь использует РФ.

В Кабардино-Балкарии поводом послужила Канжальская битва, которая была 310 лет назад. Это была битва между войсками крымского хана и кабардинскими князьями. 300 лет про эту битву не вспоминали, а 10 лет назад представили как битву между тюрками и черкесами. Но это не совсем так, в войске крымского хана были черкесы, а ногайцы перед битвой перешли на сторону черкесов. Но эти факты не помешали представить это как эпический конфликт между тюрками и черкесами, а карачаево-балкарцы — близкий народ к крымским татарам. Для карачаево-балкарцев запустили представление, что это черкесы празднуют победу над ними. Теперь ситуация повторилась после того, как в балкарском селе решили не пропускать черкесов к месту Канжальской битвы.

Цель конструирования такого конфликта – показать «нацменам», что они не могут управлять сами собой.

Только успокоился этот конфликт, как сразу начался конфликт по поводу границы между Ингушетией и Чечней. Но у них такая ситуация с маркировкой границ с 1991 года. Никогда раньше это особо никого не волновало, вдруг лидеры Чечни и Ингушетии подписывают передачу части территорий Чечне, а Ингушетии передают земли Чечни. Я считаю, что этот конфликт тоже срежиссирован Москвой. Потому что и Евкуров (глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, — НП), и депутаты Ингушетии пошли на подписание этого договора, зная, что это будет непопулярно среди ингушей. Не было необходимости так срочно решать вопросы границ и в ущерб своим интересам.

Москва показывает, кто главный, почему народам Северного Кавказа невозможно отделиться — кавказцы начнут друг друга резать, начнется война всех против всех.

— А это не так?

— Нет. Кавказ – древний очаг цивилизации, в Дагестане фиксируют городские поселения возрастом более 2 тыс. лет. Как-то они жили без Москвы раньше, конфликтов там было не больше, чем в любом другом регионе нашей планеты, даже, наверное, меньше. Они умеют находить компромиссы. Поэтому там такой многонациональный регион. Даже резня между азербайджанцами и армянами, которая сейчас представляется вечной, возникла после появления на Кавказе России. До этого они умудрялись жить вместе и не устраивать этнических чисток.

Но для Москвы такая ситуация выгодна – кавказцы должны думать, как им воевать друг с другом.

Сейчас начинается еще один конфликт, связанный с ногайцами. Это разделенный народ, они разделены на несколько групп в Дагестане, Чечне и Ставропольском крае. Много ногайцев вынуждены уезжать работать в Россию. Они требуют, чтобы Москва защитила их права. И, думаю, это не последний конфликт. Но сейчас для Москвы, чем больше конфликтов и напряженности, тем лучше. Цель – показать всем, что без Москвы «чурки» между собой не договорятся».

— С точки зрения экономических практик империй, насколько это все похоже на экономическую эксплуатацию метрополией или лишение экономической правоспособности колоний?

— Колонии могут захватываться из-за экономических выгод, но таких случаев не так и много. Значительная часть колоний были убыточными, а Кавказ для России был всегда убыточным, как и сейчас. Иногда колонии захватываются ради моды. Например, итальянцы полезли в Абиссинию вообще без какого-то резона. Колония – это территория, которая отличается от метрополии по национальному составу, языку, ментально, управляется из центра. Ментально Кавказ — это уже не Россия, также сейчас Кремль пытается не допустить самостоятельного развития экономики региона. РФ разрушает экономику Кавказа. Хотя можно поспорить, потому что Москва разрушает экономику всей России. Но на Кавказе ситуация еще более сложная. Поэтому Северный Кавказ — это колония Москвы.

— Насколько та часть народов Северного Кавказа, кого разделили, сам восприняла те идентичности, спущенные центральной властью?

— Тут ситуация схожа с общностью «советский народ». Потому что еще одно из проявлений имперской политики Москвы – убийство национальной памяти. Конечно, влияние есть. Когда-то ведь даже многие украинцы, немцы и евреи поверили в то, что есть общий советский народ. Хотя часто действительность, особенно евреям, напоминала, кто они. Сейчас пару десятилетий идет обратный процесс, можно сказать, что черкесы уже восстановили общую национальную идентичность. Даже на федеральном уровне: если раньше власти отрицали, что кабардинцы, адыгейцы и шапсуги – это один народ, то сегодня они уже на уровне деклараций это признали. У черкесов последствия советского геноцида национальной памяти были преодолены. Более того, черкесские активисты смогли ввести в обиход важные даты национальной памяти: день памяти геноцида черкесов и жертв памяти Кавказской войны, дни черкесского флага, черкесского языка. У карачаево-балкарцев ситуация немножко хуже, но позитивные сдвиги тоже есть.

Есть другая проблема у всех – псевдоисторическая мифология. Тут много причин, начиная от падения уровня образования и науки до последствий советского периода, а там ведь правдивой истории не было ни у одного народа СССР. Возникают псевдоисторические мифы. Особенно это видно по моде возводить себя к древним корням – хеттам, египтянам, шумерам, идет война за аланское наследство. Сейчас ингуши, осетины и карачаево-балкарцы объявляют себя наследниками алан, Северная Осетия переименовала себя в «Республику Северная Осетия — Алания», но никакой живой связи и традиции у них не было. Тем более, об аланах мы мало знаем. Это отрицательная вещь, мифы вредны, особенно сейчас, когда все кавказские народы стоят перед задачей создания современных наций для индустриального и постиндустриального общества.

— В каком состоянии наука и образование на Северном Кавказе?

— С этим плачевно во всей России, а на Кавказе еще хуже. Наука национальных окраин хуже финансируется. Необразованными людьми, которые не понимают, что происходит, очень легко управлять. Например, я говорил в стриме с одним дагестанским мусульманским проповедником. Ему задали вопрос: земля плоская или круглая? Он почесал голову и сказал: наверное, круглая. Но он не до конца был уверен. То есть, тот вариант ислама, который у них насаждается, предлагает отказ от западного просвещения и науки. Вы знаете, что в Нигерии исламистская группировка называется «Боко Харам», переводится как «Западное образование греховно». Хотя, если мы посмотрим на историю исламского движения в Российской империи, то был джадидизм («новый метод»), который выступал за синтез ислама и западной цивилизации и науки. Возьмем, например, исламских депутатов в Думах в начале ХХ века, там они выступали за просвещение среди мусульман, открытие современных университетов, за образование женщин и предоставление им избирательного права. Одна из первых республик, которая была образована после развала Российской империи – Азербайджанская Демократическая Республика, ее провозгласила мусульманская фракция Закавказского сейма, разрешила голосование для женщин еще до того, как это разрешила Великобритания. Тогда мусульмане были другими.

Но вариант ислама, который сейчас захватил умы Кавказа и во всем исламском мире, несовместим с современным образованием. Люди, которые являются его приверженцами, плохо разбираются в реалиях современного мира и современного общества. Среди северных кавказцев развиты различные теории заговоров и антисемитизм.

Общий уровень образования падает. Основы кавказской цивилизации разрушены. Находясь в нынешней России, они еще отрезаны от Запада. Но, с другой стороны, например, у черкесов есть диаспора в Турции. У чеченцев около 300 тысяч человек живет на Западе. Некоторые хорошо образованы. Поэтому смертный приговор народам Северного Кавказа из-за ситуации в России я бы не выносил.

— Способствует ли удерживание Северного Кавказа в составе РФ авторитаризации самого российского режима, это как-то связано?

— Безусловно, это связанные вещи. В России с построением демократии плохо, так как нет запроса на демократию. Основные протестные движения не ставят своей целью построение демократического общества. Например, для Алексея Навального главный лозунг – борьба с коррупцией, даже не местное самоуправление. Даже российская оппозиция и в РФ, и в Европе смотрит свысока на национальные проблемы, нет связи между национальными движениями и российской демократической оппозицией.

Еще очень важная вещь: на самом Кавказе нет связи между экономическим, религиозным и национальным протестами. Но, на мой взгляд, движения за деколонизацию Кавказа и против диктатуры в России должны быть связаны. Потому что главная цель диктатуры в российском государстве – внешние завоевания. Но такой связи нет. Помните высказывание Михаила Ходорковского, что он готов воевать за удержание Кавказа в составе России? О чем здесь можно говорить.

Такая ситуация подрывает и демократическое движение в России, так как они одной рукой против Кремля, другой – его поддерживают, потому что единственный вариант удерживания Северного Кавказа в составе РФ – это военная сила и катастрофическая ситуация с нарушениями прав человека. Нет ни одного массового движения в России, которое выступало бы за право нации на самоопределение. Регионалисты русские есть, а за право наций – нет.

— Насколько вероятно в средней исторической перспективе, что РФ пройдет то, что прошли все империи, – распад на новые государства?

— Этот процесс уже идет. Если более сильные империи распались, то нет никаких причин, чтобы российская империя в современном виде не распалась бы. Более того, она уже начала распадаться. Первый этап – распад Советского Союза. Сейчас мы идем ко второму этапу – распаду РФ. Сейчас Северный Кавказ удерживается в составе России благодаря военной силе, благодаря отсутствию национальных проектов у кавказцев, страшным русско-чеченским войнам, которые повлекли огромное количество жертв и отразились в памяти всех кавказских народов, политике Москвы по провоцированию конфликтов между собой.

Постоянно идет процесс давления на независимых активистов. Их запугивают, сажают или даже убивают. Это просто люди, которые предлагают какие-то варианты развития, которые не связаны с Кремлем. У меня был знакомый, Зухум Зукумов. Он был университетским преподавателем в Дагестане. Он развивал идею, связанную с отрывом ориентировки северокавказского ислама на «Аль-Каиду» или «Исламское государство». У кавказцев был пример государства Шамиля. Для того времени и тех условий это было весьма упорядоченное государство. Шамиль официально популярен на Кавказе. У него было исламское государство. Почему бы не вывести проект дагестанской самостоятельности именно из имамата Шамиля? Это же на поверхности: объявить дагестанское государство наследником имамата Шамиля. Москве с этим сложно было бы бороться, так как на официальном уровне в Дагестане и Чечне Шамиль почти канонизирован. Его прославляют за то, что он, с одной стороны, воевал против России, но, с другой стороны, покорился империи, капитулировал. В этом плане он удобен для империи, но если взять его историческое наследие в полной мере – Москве будет сложно что-то сказать. Зухум был убит. Перерезал сам себе горло, согласно официальной версии. Вот такой путь у кавказских интеллектуалов, если они будут хотя бы даже обсуждать национальные проекты, связанные с независимостью и деколонизацией.

— Про интеллектуалов и интеллигенцию спросил потому, что, если вспомнить отношение Гитлера к, например, польской интеллигенции во время оккупации Польши или Сталина к национальным интеллектуалам народов СССР — то там просто категориальные репрессии…

— Сейчас независимых интеллектуалов или просто активистов, общественных деятелей подвергают репрессиям, кого-то покупают, чтобы эти люди обслуживали Москву на Кавказе, кого-то выталкивают за пределы республик или РФ.

Александр Куриленко

Источник

Читайте также
Пошарити у ВК Пошарити у Facebook Пошарити у Twitter Пошарити у ЖЖ Пошарити у ММ Пошарити у Однокласниках

24.10.2018 10:35 | Ольга Рубайло

Поиск:

Поиск
Последние новости города и общества
Орбита Львов в VK
Орбита Львов в Facebook
Орбита Львов в Твиттере
Орбита Львов в Google+
Все права защищены © 2001-2018 Орбита Львов
Любое копирование материалов с сайта orbita-lviv.com без ссылки на источник запрещается.