В центре внимания:

После убийства Захарченко на Донбассе победил один человек — известный журналист

После убийства Захарченко на Донбассе победил один человек — известный журналист

Журналист «Радио Свобода», главред «Реальной газеты» луганчанин Андрей Дихтяренко несколько последних лет ведет программу «Донбасс. Реалии», общаясь с жителями оккупированных территорий.

В интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ он рассказал, кто стоит за главарями «ДНР-ЛНР» и контролирует экономику оккупированного Донбасса, о настроениях в ОРДЛО и том, чего их жители ждут от выборов президента Украины.

— Андрей, недавно Пушилин (главарь «ДНР» Денис Пушилин, — НП) рассказал о предполагаемых поставках донецкого угля в Крым и даже в Сирию, в сети масса сообщений о росте металлургии и поголовья крупного рогатого скота. Что можно в целом сказать об экономике «ЛНР-ДНР»?

— Промышленность региона на оккупированной территории полностью поставили под контроль «Внешторгсервиса», крупной фирмы с южноосетинской регистрацией. Управляют ею как местные менеджеры, так и присланные из России. В частности, в Донецке главный офис компании возглавляет Владимир Пашков – это бывший губернатор Иркутской области, который связан со структурами Сергея Чемезова, генерального директора корпорации «Ростех» (производит, в том числе, военную технику, — НП), члена бюро высшего совета партии «Единая Россия».

Интересно, что централизация произошла, так сказать, поверх «границ» «ЛНР-ДНР»: нет разницы между Донецком и Луганском, все идет через одну структуру – «Внешторгсервис». Прежде всего, речь идет об экспорте угля и металла в Россию.

На российской территории перевозками и дальнейшей логистикой этих товаров занимаются структуры Сергея Курченко – бывшего олигарха Януковича. В прошлом году фирма Курченко «Газ-Альянс» получила контроль над несколькими металлургическими комбинатами в России. Например, насколько я помню, в городе Реутове Московской области есть завод, и там делают арматуру из заготовок, которые поставляются из Алчевска и Енакиево. То есть, Россия постаралась по максимуму выстроить производственные цепочки на основе предприятий и ресурсов на подконтрольном ей Донбассе.

Читайте также: Даже главарям «ДНР-ЛНР» сложно врать: что происходит на Донбассе

Но, понятное дело, нужен сбыт. Сбыта на территории самой России недостаточно. Потому говорят о Крыме и Сирии. Но в Крыму, насколько я помню, не так много потребителей. Через Крым больше пытаются делать новые цепочки. Все это делается для того, чтобы предприятия и бизнесмены России не попадали под санкции. Потому нужны Крым, Курченко и прочее.

— То есть, новые «официальные лица» отстранены от экономической деятельности?

— После убийства Захарченко исчезли препоны, которые не давали поставить все предприятия под контроль Курченко. У Захарченко были личные бизнес-интересы, у его окружения, у Ташкента (соратника покойного главаря «ДНР», экс-«министра доходов и сборов «ДНР» Александра Тимофеева, — НП), в частности, тоже. Но это все ушло в мусорную корзину. Поставили Пушилина, человека, который мало что решает с точки зрения бизнеса.

В Луганской области Пасечника в 2015-м году еще (экс-главарь «ЛНР» Игорь, — НП) Плотницкий обвинял, что он, будучи главой «МГБ «ЛНР», действует в интересах Курченко. С точки зрения бизнеса Курченко победил всех своих конкурентов на территории оккупированного Донбасса и полностью замкнул на себя все потоки.

— Как тормозит экономику то, что эти «республики» не признаны? И какие схемы в связи с этим там реализуют?

— Там, где есть возможность замаскировать товар, например, уголь, это делается через российские шахты. То есть, уголь привозится и смешивается с российским углем, таким образом, уже сложнее по его составу определить, что он с Донбасса, и он экспортируется, как российский уголь.

Естественно, его стараются поставлять в сомнительные регионы, которым все равно, откуда уголь, ну и подделываются документы, что эта продукция произведена в России.

— Можешь сказать, во сколько России в целом обходится содержание этих двух «республик»?

— Точной цифры не назову. Но у нас было расследование, в котором мы выяснили, что на Донбасс русские выделяют деньги, сравнимые с финансированием какого-то дотационного региона России. По сути, на шею России повесили еще два дотационных региона.

— Местные СМИ пишут, что в «ЛНР-ДНР» новые предприятия открываются…

— На самом деле очень интересно следить, какие новые предприятия открывались там за эти пять лет.

В Луганске, например, заработала табачная фабрика. То, чего не было до начала войны. Фабрика связана со структурами «Донтабака» из Ростова-на-Дону. Параллельно на оккупированном Донбассе выпускают сигареты — «реплики» западных марок и даже марок с Ближнего Востока. Там названия еще такие – не только «Прима Дона», но и «Прима Египетская».

И потом это все контрабандой отправляется в Россию и даже в Украину. На рынке в Славянске, я видел, их продают в большом количестве. Говорили даже, что через «окна» на границе несколько лет назад эти сигареты шли в Европу. Наши пограничники рассказывали, что они именно эти марки изымали у людей, которые везли их в больших сумках.

Что еще было? Пивзавод в Донецке открывали еще при Захарченко, якобы восстанавливали Юзовский меткомбинат. Правда, там было больше показухи, чем работы.

— А как живут сейчас шахтеры Донбасса?

— Знаю, что были несколько месяцев задержки по зарплатам. Перед «выборами» (псевдовыборами главарей «ДНР-ЛНР», — НП) задолженности закрывали, но они периодически возникают на разных предприятиях. И люди привыкают, что им могут несколько месяцев платить зарплату вовремя, а потом – бац, и задержка.

— Малый и средний бизнес на оккупированных территориях развивается?

— Нельзя говорить, что там все мертво. Там осталось большое количество людей, которых нужно кормить и одевать. Если есть возможность организовать поставку какого-то товара из России, люди этим пользуются.

Мы делали материал о Станице Луганской (подконтрольной Украине, где есть пункт пересечения линии разграничения с оккупированным Донбассом, — НП), которая сейчас превращается в Шанхай. Там большой трафик людей, которые получают деньги, так называемых «пенсионных мигрантов». Они там же закупаются и едут назад. В Станице процветает много видов посреднического бизнеса. Например, люди доставляют посылки в Луганск через Станицу Луганскую. Человек получает «Новой почтой» посылку и везет в город.

— Как бы ты охарактеризовал уровень жизни в «республиках»?

— Жизнь на неподконтрольной территории вызывает массу проблем у людей, прежде всего в бытовом плане. Я бы сказал, что уровень жизни там опустился где-то до 90-х годов. Уже более или менее не постреливают на улицах, передел новыми братками заканчивается, а денег на предприятиях практически не платят. Люди перебиваются, покупают дешевые продукты, экономят на себе. По интернету сложно что-то заказать. Все дорого. Всех «убивает», что территория – небольшая, все варятся в маленькой зоне, проблема – выбраться к родственникам в Украину и даже в Россию, тоже надо стоять большие очереди.

Словом, 90-е с неясной перспективой.

— А как они отвечают себе на вопрос: «Что дальше»?

— Люди говорят: «Мы ничего не решаем. Решают там, наверху». Донбасс на уровне обывателей максимально отстранился от политики, потому что политикой заниматься стало опасно. Те, кто не поддерживали «республики» изначально, понимают, что им нельзя высовываться, а те, кто на первом этапе приветствовали «русскую весну», поняли, что это была ошибка. На мой взгляд, люди разочаровались в собственном участии в политике, поэтому говорят – пусть решают, мы будем ждать. Они зависли в ожидании. Какого-то разрешения конфликта они не видят. Можно сказать лишь то, что они – за мир и за переговоры.

— Наблюдают ли за линией разграничения за выборами в Украине? Обсуждают ли кандидатов? Кому предпочтение отдают?

— Да, наблюдают. Много пишут в соцсетях и СМИ против Порошенко. Транслируются месседжи российской пропаганды, что до конца выборов нельзя никаких переговоров с Украиной вести, но надежды мало, что, если уйдет Порошенко, поменяется курс Украины, ведь рейтинги постмайданных политиков высоки. И даже Зеленский особо о Донбассе не говорит.

— А что о Зеленском говорят?

— Не слышал особо, чтобы говорили о Зеленском. Больше говорят о Тимошенко, Порошенко.

— О Тимошенко хорошо говорят?

— Нет, ничего хорошего. Периодически упоминаются Медведчук, Бойко. Но считают, что они не пройдут.

— То есть, план Медведчука понравился?

— Да не то чтобы там прямо от него в восторге были и кричали: «Давайте все возвращаться в Украину на правах автономии». Говорят просто, что хоть кто-то предлагает более или менее альтернативные решения, в отличие от «партии войны», представители которой занимают первые строчки рейтингов в Украине.

— Это так СМИ местные пишут?

— Да, псевдоаналитические программы, статьи. В основном они повторяют ровно то же самое, что за день до этого рассказывали в российских ток-шоу типа как у Скабеевой.

— Теоретически жители оккупированных территорий могут голосовать на выборах. Многие ли воспользуются этим правом?

— Мы на проекте «Донбасс. Реалии» осторожно опрашивали людей. Некоторые говорят, что да, они зарегистрированы в Украине и при возможности проголосуют, но не говорят, за кого. Простые люди нормально к этому относятся, даже следят за кампанией, и им интересно, что в Украине происходит.

— Как ты считаешь, там стало меньше ненависти и вражды по отношению к Украине?

— Конечно. Все давно устали от войны. Ненависть испускают те, кто обслуживает правящие там группировки. Они постоянно об этом говорят, преувеличивают уровень потерь и разрушений, любят жонглировать цифрами. Хотя никто не отрицает, что война прокатилась по Донбассу и оставила след.

Есть те, которые говорят, что пора двигаться дальше и приходить к взаимопониманию, а есть те, которые расковыривают раны и говорят, что в Украину хода нет. Но люди, которые общаются с родственниками на «большой земле», ездят туда за пенсиями, справками, они не могут исповедовать эту идеологию массово. Связи между простыми людьми оборвать не удалось.

— Если Порошенко снова станет президентом, это отдалит Донбасс от Украины?

— Не думаю, что что-то поменяется при любом итоге выборов. В отличие от российской пропаганды, я считаю, что курс в Украине после этих выборов сильно не поменяется. Ну разве что, если победят ставленники Медведчука.

— Продолжается бурная дискуссия вокруг фильма Лозницы «Донбасс». Как ты сам его оцениваешь? И как думаешь, его смотрели на оккупированных территориях?

— Думаю, там его смотрели единицы. В прокате он там не шел, понятное дело, а скачать было проблематично.

Что касается, моего мнения, то мне фильм понравился. Он сильно авторский, субъективный и в чем-то очень точный. Лозница показал ситуацию гипертрофированную. А у людей были не те ожидания. У нас все ждут, что выйдет такой народный блокбастер, который будет понятен всем — от пенсионера до студента.

Тот хай, который наши журналисты раскрутили вокруг фильма, ужасаясь откровенным сценам, не сыграл никому на пользу. С реакцией на фильм получилась очень глупая история. У нас очень любят устраивать скандалы и как бы дискуссию, лишь бы это касалось Донбасса. И всегда делят его жителей на хороших людей и плохих.

Это печально, и говорит о том, что все мы травмированы войной. Просто нужно стараться относиться ко всему с более холодной головой, считать про себя до десяти. Это касается всего, что касается сегодняшней ситуации на Донбассе, начиная от фильма и заканчивая и просто общением с людьми, которые там волею судьбы остались, и выборами.

Беседовал Ярослав Гребенюк

Источник

Читайте также
Пошарити у ВК Пошарити у Facebook Пошарити у Twitter Пошарити у ЖЖ Пошарити у ММ Пошарити у Однокласниках

18.02.2019 1:48 | Ольга Рубайло

Поиск:

Поиск
Последние новости города и общества
Орбита Львов в VK
Орбита Львов в Facebook
Орбита Львов в Твиттере
Орбита Львов в Google+
Все права защищены © 2001-2019 Орбита Львов
Любое копирование материалов с сайта orbita-lviv.com без ссылки на источник запрещается.