В центре внимания:

Россия готовится к жизни после Путина, и он это понимает — Лилия Шевцова

Россия готовится к жизни после Путина, и он это понимает — Лилия Шевцова

О том, готовится ли Владимир Путин к моменту, когда он останется без власти, почему нынешний кремлевский режим не допустит ликвидации так называемых «ДНР-ЛНР» и какие санкции могут быть введены против России в следующем году, в интервью НАРОДНОЙ ПРАВДЕ рассказала российский политолог Лилия Шевцова.

— Почему Путин избегает разговоров с Петром Порошенко, как это было, например, во время инцидента возле Керченского пролива?

— А о чем, скажите, президенту Путину говорить с президентом Порошенко? У Путина, очевидно, нет ответов на те вопросы, которые ему может задать Порошенко. У него нет ответов и на те вопросы, скорее всего, идентичные, которые ему могут задать Меркель либо Макрон. А коль скоро нет ответов и пока неясно, что делать с российским «керченским гамбитом», лучше вообще отказываться от разговоров.

Мы вступили в эпоху, когда дипломатия и переговоры на высшем уровне между Россией и окружающим миром перестали иметь прежнее значение… Недавно переговоры были формой двоемыслия либо двусмысленности. Российскую позицию можно было понять так. А можно и этак… А теперь значение имеет то, кто первый и кому разобьет окна…

— Насколько вероятно усиление санкций США, успешное голосование за существующие законопроекты на фоне инцидента возле Керченского пролива?

— Сейчас все «пикейные жилеты» в России и за ее пределами обсуждают новый раунд санкций против России. И каким он станет — просто примочкой либо смертельной инъекцией.

У меня создается впечатление, что в Вашингтоне уже запутались с множеством санкционных пакетов против России. Очевидно вот что. В начале следующего года, когда обновленный Конгресс США выйдет на работу, начнётся обсуждение второго санкционного «транша», который был отложен, по «делу Скрипалей». Там содержится ряд болезненных для России ограничений, в частности снижение уровня дипломатических отношений.

Кроме того, на повестке дня стоит несколько проектов, подготовленных группами конгрессменов. Основных законопроектов четыре. Но к ним могут прибавиться и новые. Например, «Азовские санкции». Пока наибольшие шансы быть одобренным имеет законопроект, который называется «Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018», или DESKAA. В целом, основные санкции, предлагаемые Конгрессом, концентрируются на нескольких проблемах — энергетика, «Северный поток-2», SWIFT и суверенный долг России.

Пока трудно сказать, в какой степени новый пакет будет содержать реально жесткие ограничения в отношении России. Пока большинство наблюдателей считают, что в итоге появится относительно умеренный вариант, в котором не будет запрета SWIFT. Уже очевидно, что европейцы будут жестко бороться против санкций в отношении «Северного потока-2». А сами американцы столкнутся со своим энергетическим лобби, которое хочет возвратиться к сотрудничеству с Россией в энергетике.

Но итоговые пакеты будут зависеть от того, что произойдёт до января 2019 года. Так, нельзя исключать и новых пакетов санкций. В частности, санкций, которые являются следствием обвинений России в нарушении РСМД (Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, — НП). А если прокурор Мюллер представит новые доказательства сговора команды Трампа и Кремля, то уж точно появится и новый санкционный пакет.

Следует добавить, что в России ждут санкций. Даже прокремлевские наблюдатели уверены, что санкции будут. Но пока Россия адаптируется и к санкциям, и к жизни в ситуации стагнации.

— Можно ли назвать пенсионную реформу и повышение НДС результатом пребывания РФ под режимом санкций?

— Отчасти да. Санкции в отношении России, конечно, являются удавкой на российской шее. Но, кроме санкций, состояние экономики зависит и от раздутого военного бюджета, и от огромных трат на содержание аппарата. Российская экономика стагнирует и по причине отсутствия гарантий частной собственности и права. Вот поэтому и понадобились средства, которые власть вытягивает из народного кармана, в частности, через пенсионную реформу и налоги. Но, конечно, санкции и тот факт, что они надолго, являются важнейшим фактором, который заставляет власть копить деньги в бюджете — на всякий случай. На случай дальнейшего ухудшения положения.

— Есть ли связь между экономической ситуацией в РФ и рейтингом Владимира Путина?

— Разумеется, здесь прямая связь. Стагнирующая экономика и падение жизненного уровня бьют по путинскому рейтингу. Впрочем, ощущается и усталость от одного и того же лица в Кремле. Причем падение рейтинга серьезное — в апреле 2018 г. 82% одобряли деятельность Путина, а в ноябре — 66%. Видите, довольно резкое падение за короткий период времени.

— Насколько вообще «ритуальная демократия» в авторитарном режиме восприимчива к какой-то социальной или электоральной реальности?

— Вы, видимо, говорите об имитационных институтах, которые в России перестали работать. «Ритуальная демократия» все еще воспринимается, как необходимые символы. Как же без них? Хотя ритуалы — выборы, парламент — потеряли значение для существенной части общества. Люди их игнорируют. Но ведь других каналов артикуляции нет. Поэтому часть населения пытается заявить о своих нуждах через ритуал. Например, это произошло в ходе выборов в четырех регионах России, где народ прокатил кандидатов от «Единой России». Все понимают, что кроме формальных институтов есть только улица. И не все готовы выйти на улицу.

— Что будет с рейтингом Путина, если будут выполнены все пункты «Минска-2»?

— Я сомневаюсь, что «Минск» будет выполнен в украинской и западной интерпретации. Я просто не представляю возвращения украинского контроля над границей между Россией и Украиной во время президентства Путина. Не представляю ликвидацию ОРДЛО в период его правления! Ведь, пойдя на такой шаг, он потеряет лицо. Он потеряет ощущение силы и станет олицетворением поражения! Нет, это при нынешнем российском лидере невозможно. А потому не будем говорить о том, что невозможно. Нужно думать, как выходить из этого тупика уже при новом руководстве.

— Может ли Путин уйти в 2024 году?

— Никто не знает. Да и сам Путин, видимо, не знает, как он распорядится своей судьбой в 2024 году. С одной стороны, механизма мирного транзита нет. С другой, Путин явно готовится к этому моменту. И страна готовится к жизни после Путина. Он, видимо, это понимает… И это совсем не приятное ощущение — знать, что страна готовится к жизни после тебя…

Александр Куриленко

Источник

Читайте также
Пошарити у ВК Пошарити у Facebook Пошарити у Twitter Пошарити у ЖЖ Пошарити у ММ Пошарити у Однокласниках

08.12.2018 5:07 | Ольга Рубайло

Поиск:

Поиск
Последние новости города и общества
Орбита Львов в VK
Орбита Львов в Facebook
Орбита Львов в Твиттере
Орбита Львов в Google+
Все права защищены © 2001-2018 Орбита Львов
Любое копирование материалов с сайта orbita-lviv.com без ссылки на источник запрещается.